Category: природа

Category was added automatically. Read all entries about "природа".

Роберт Фрост (продолжение 2)

Фрост. Продолжение 1


20.  Что-то, как-то раз …*

Надо мной потешались, что нередко
На коленях у края колодца
Я пытался увидеть что-то глубже,
Чем зеркальная поверхность воды.  
А она возвращала мне картину
На которой я был подобьем бога
В облаках и в венке зелёных листьев.
Но однажды, положив подбородок
На широкую колодезную доску,
Я увидел в глубине под отраженьем
Что-то белое неясно мелькнуло
И пропало. Капля с папоротника, может
Зарябила зеркальную поверхность,
И хватило одной только капли,
Чтобы то, что забелело, вдруг исчезло…
Что там? Истина или – кусочек кварца?
Но ведь что то как-то раз …


    21.    ДЕРЕВО В МОЁМ ОКНЕ   *

Вот дерево моё, в моей в оконной  раме.
Я опущу стекло, но это – не беда:
Мы точно знаем – занавесок никогда
Не будет между нами.

Расплывчатая, смутная от снов
Вся в листьях голова там, над землёй-подушкой,
И свет рассеянный скользит  из облаков,
И листья – как толпа болтливых языков.
 
Они болтают, кто во что горазд, а всё же
Я видел как трясло, трясло твою листву,
И ты ведь не спало – видало наяву,
Меня растерянного, в дрожи.

Две  наши головы – в бреду с того же дня.
Но лишена вообржения  природа:
Тебя заботит только внешняя погода,
А вот меня – та, что внутри меняCollapse )

 22. Сидя у куста на солнце.   *
Collapse )

Только раз пыль вспыхнула от солнца огнём,
А сколько всего эта вспышка наплавила:
 Всё живое и поныне дышит теплом
От того единственного вздоха пламени.

Сколько ни гляди на глину, хоть час, хоть года,
Как бы солнце не грело её – всё пустое:
Ни разу не ожила она и не уползла никуда...
Но всё-таки посмеиваться не стоит:

Бог лишь раз объявил из куста, что он есть,
И тотчас же навеки исчез,
Но какая опустилась бескрайная тишина
Туда где светилась неопалимая купина!

Бог позвал Человека по имени только раз,
Солнце только раз швырнуло пламя без меры,
Но второй толчёк стал дыханьем для нас,
А первый -  причиной для веры.


Collapse )

СТИХИ ФРЕНСИСА БРЕТ - ГАРТА в переводе Василия Бетаки

Шесть стихотворений.

Френсис Брет Гарт ( 1836- 1902) американский поэт
.Р. Киплинг называет его и Вальтера Скотта своими учителями в поэзии.



1 СТАРЫЙ ЛАГЕРНЫЙ КОСТЁР

> Расправь попону и сильней подпругу подтяни.
Мундштук потуже – чтоб с кольца закапал дождь слюны!
Осталось нам двенадцать миль, и ясно для коней,
Что и колени устают, и стремена слабей,
И что посадка седоков совсем не так бодра,
Как в те далёкие года, у прежнего костра.

Да, двадцать лет с тех давних пор прошло, но, Боже мой,
Как сквозь еловый, терпкий лес струился дух морской,
Когда надежды нас вели, и мы к плечу плечом
Скакали и с собой везли удачу за седлом…
Ну, подтянись, и вспомни как, до самого утра,
Волненье не могли сдержать всю ночь мы у костра!

Вот и тогда усталый глаз пути не различал,
И безнадёжный поиск нас, как нынче утомлял…
Так пусть мустанги, наконец, почуют, старина,
Что вдруг не давят им бока стальные стремена,
Что повод несколько ослаб, и нам пришла пора
В глубоких травах отдохнуть у прежнего костра.

Блестящей хвои дождь косой посыплется с секвой,
И сойка синяя взлетит сквозь сумерки стрелой,
И зазвенит весёлый крик в глуши лесных полян,
И белка спрячется в дупло, когда пронзив туман,
Под синевой сверкнёт огонь, – который не вчера,
А двадцать лет назад зажёг свет нашего костра.

И всё ленивей отдых наш, и молкнет разговор,
Чуть приподнявшись на локтях пошевелим костёр,
А ветер бродит меж стволов, их все пересчитав
И наши тени по стволам вздымаются из трав,
Чтоб вместе с искрами взлететь туда, где до утра
Пять ярких звёздочек хранят свет старого костра.

Всю ночь, пока наш крепкий сон хранили звёзды те,
Мы и не слушали, что там творится в темноте:
Зубами лязгает койот, вздыхает гризли там,
Или медведь, как человек шагает по кустам,
Звучит нестройно волчий хор и дальний свист бобра, –
А мы – в магическом кругу у нашего костра.

Наутро – сойки ранний крик, или синичий хор
И свет косой между стволов, как будто тут собор!
Зевнут, потянутся кусты, дыша голубизной,
И – дятла стук среди колонн той готики лесной,
И пробужденье в тишине шиповников и трав,
И день в сверкающем огне родится из костра!

Ну что ж, теперь недалеко – ещё с полмили нам
Вот поворот, где край болот, Индейский Ключ, а там –
По склону наискось тропа знакомая видна,
Отметила участок наш корявая сосна,
А там… Что? Вверх корнями пни? Гнилых ветвей гора?
Но где ж священной рощи сень, и где алтарь костра?

Вот кварцевой скалы отрог, я руку ранил там.
Но сровнена скала с землёй, кровь глины по краям,
И ржавых папоротников ряд в густой грязи намок,
Но где-то вьётся до сих пор невидимый дымок,
Повсюду, где достанет глаз, след злого топора…
Да, но над этим всем встаёт дым старого костра!

А может, даже бродит здесь хоть кто-то из друзей –
Вернуть потрёпанным сердцам маяк ушедших дней.
Кружит дымок – опять пропал – и вновь, навстречу нам
Свет погребального огня разбросан по кустам.
Надежд и страхов давних дней не унесли ветра,
И двадцать лет не меркнет свет от старого костра!

Но нет: две линии стальных… Попридержи коней:
Белёной станции сарай, платформа, а за ней
Как ленты – рельсы вдоль тропы, и нити проводов,
Бегущих от ствола к стволу по тысячам крюков!
Вот и нашли мы свой Грааль! И кончена игра:
Железный путь – чтоб зачеркнуть след нашего костра…

Collapse )

СОРОК ЛЕТ СПУСТЯ фото автора С ДНЁМ РОЖДЕНИЯ!

Лене

...И тогда затянуло узором окно
А ведь было оно на всю гору одно!
И кругом никого,
И лесам нет конца –
Так не думать бы, не поднимая лица,
Ни о льдинках,
Звенящих в ручье и во сне,
Ни о той, не проложенной в чаще лыжне,
До высоких боров, сквозь осинную гниль...
За окном завивается снежная пыль,
И в бесцельном полёте отяжелев,
Оседает, от ветра отстав, на стекле.

Выйти, или поспать до начала пути?
Как бесцельную кладь
В никуда донести?
Но лыжня отсырела,
Рюкзак – дырявый,
И лениво
Белесый замирает узор
на стекле:
Узких пальмовых листьев – корявый,
И широких бананных...
И это – резон
Не в осинках, а в льдинках
Слышать смутную весть,
И в узоре на стеклах
Предсказанье прочесть.
. . . . . . . . . . . . . . . . . . .
А под пальмой на столике
Ледяной лимонад,
И у теплого озера
Ребятишки кричат.
Ты на солнце прищурилась издалека,
Опираясь на локоть,
Ладонь у виска...

Неназойливый,
Но бесконечно твердящий прибой:
Ну и чёрт с ней, с намокшей лыжней,
Ну и чёрт с ним, с тогдашним тобой!..

За спиной – ванты яхт,
Листья пялит банан,
Сухо, жарко. И ветер.
И потеет стакан.

Но о солнечных пятнах,
О льдинках, звенящих в стакане,
Рассказал мне мороз на стекле,
Там, в начале пути,
Чтоб бесцельную кладь,
Ту бездельную кладь
Вот сюда донести
Через сонные,
В сосны вплетенные
Блики в тумане.


1993 Озеро Анси

ИЗ СТАРЫХ СТИХОВ

ВВОДОПАДНОЕ

Разъезд Водопадный.
Ночное купанье.
В кипенье прибоя – людское кипенье,
В трусах проводник пробежал по вагону -
И дверь нараспашку, на воздух солёный:
Священная жажда вечерней прохлады –
Летят из вагонов людей водопады...

Купанье ночное в кипенье прибоя,
Кипенье людское под белой луною,
А рядом ущелье и мостик железный,
Башку задираешь, и смотришь из бездны –
Ревёт белозубая пасть водопада,
Кидается в море как барс из засады,
И в скалы, в их самодовольство тупое
Вгрызаясь,
сшибается с пеной прибоя,
А ветер взвивает дыханье сырое
И радугой лунной дрожит над горою,
И люди охвачены пеной и жаждой,
А радуга?
Радугу видит не каждый…

С прибоем сражается вал водопада
И – пена на пену – кипит Иллиада,
И катится вниз он, и взлёта не просит,
Песчинку к песчинке он горы уносит!
Незыблемость камня – пустая бравада:
Работа – в паденье,
Не надо парада:
Фонтанов безделье – подобие взлёта:
Лишь водопаденье свершает работу!

На брызги дробимся,
Годами, веками
Крушим по крупинке мы косность и камень,
Крушим незаметно, крушим неустанно –
Поэт, водопад – антиподы фонтана!
Стихами стихию крушим наудачу:
Столетья иные увидят отдачу!
А нам остаётся простое терпенье,
Мы дышим гаданьем, сомненьем и жаждой...
А пена?...
Но пена есть признак кипенья.
А радуга?
Радугу видит не каждый.

1968г.