Category: армия

Киплинг. Затерянный Легион

Это стихотворение один раз переводилось (в1921 году), но по-моему перевод был плохой. Вот я и сделал новый

ЗАТЕРЯННЫЙ ЛЕГИОН

Разделённый на тысячи взводов
(Ни значков, ни знамён над ним,)
Ни в каких он не числится списках,
Но прокладывает путь другим!
Отцы нас благословляли,
Баловали как могли, –
Мы ж –на клубы и мессы плевали,
Нам хотелось – за край земли!
(Да, ребята)
Хоть пропасть – но найти край земли!
И вот –

Те портят жизни работорговцам,
Те плавают среди островов,
Одни – подались на поиски нефти,
Другие куда-то спасать рабов,
Иные бредут с котелком и свэгом
В седых австралийских степях,
Иные к Радже нанялись в Сараваке ,
А кто – в Гималайских горах…

Кто рыбку удит на Занзибаре,
Кто с тиграми делит обед,
Кто чай пьёт с добрым Масаем,
А кого и на свете нет…
Мы ныряли в заливы за жемчугом,
Голодали на нищем пайке
Но с найденного самородка
Платили за всех в кабаке.
(Пей, ребята!)

Мы смеялись над миром приличий,
(Для нас ведь давно его нет!)
Над дамами, над городами,
Над тем, на ком белый жилет,
Край земли – вот наши владенья,
Океан? – Отступит и он!
В мире не было той заварухи
Где не дрался бы наш легион!

Мы прочтём перед армией проповедь,
Мы стычки затеем в церквах,
Не придёт нас спасать канонерка,
В негостеприимных морях,
Но если вышли патроны, и
Никуда не податься из тьмы, –
Легион, никому не подчинённый
Пришлёт нам таких же как мы,
(Отчаянную братву)
Хоть пять сотен таких же как мы!

Так вот – за Джентльменов Удачи
(Тост наш шёпотом произнесён)
За яростных, за непокорных,
Безымянных бродяг легион!
Выпьем, прежде чем разбредёмся ,
Корабль паровоза не ждёт –
Легион, не известный в штабах –
Опять куда-то идёт...

Привет!
По палаткам снова!
Уррра!
Со свэгом и котелком
Вот так!
Вьючный конь и тропа
Шагай!
Фургон и стоянка в степи…

9 МАЯ - ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ БУЛАТА ОКУДЖАВЫ (82 года)

ПИСЬМО АВТОРУ "ПУТЕШЕСТВИЯ ДИЛЕТАНТОВ"

Когда трубач над Краковом
Возносится с трубою,
Хватаюсь я за саблю
С надеждою в глазах...

Б.Окуджава



Да здравствуют дилетанты!
Ибо, в конце концов,
У любых профессионалов
Получаются только бредни!
Из трех дилетантов с гитарой,
Из трех российских певцов
Поручик Амилахвари
Остался один. Последний.

Дрожащей струной басовой
Всё глуше играют ветра,
Вечные дилетанты, –
Не хватит ли шляться по свету?
Поручик Амилахвари,
Труба говорит "Пора!"
Поручик Амилахвари,
Поищем мост через Лету?

На Вашем Сивцевом Вражке,
Где Мастер когда-то жил,
Поищем?.. Бетоны гладки.
Всё сносят. И взятки гладки.
Серебряный переулок –
Вот и всё, что в Москве я любил.
Что они, суки, оставили
От моей Собачьей площадки?

Слух дошел – Вы, вроде, сдаётесь?
Ну конечно: сломали Арбат.
Кивер – на гвоздь, а саблю –
Словно топор под лавку...
Вы ж офицер гусарский!
И с Вами Бумажный Солдат!
Поручик Амилахвари,
Уж нам-то нельзя в отставку!

Поручик Амилахвари,
Я не случайно рождён
В тот самый день – накануне
Надежды, Любви и Веры...
От греческого пирата
Матушкиных времён
До меня, до седьмого колена,
Все – русские офицеры.

И Вы – офицер гусарский,
А с Вами – Бумажный солдат.
И даже если последний
Троллейбус проходит мимо –
Поручик Амилахвари,
Ведь Ваш псевдоним – Булат!
Будьте достойны, поручик
Этого псевдонима!

Никак нам нельзя в отставку –
А знаешь, на склоне лет,
Церемонно целуя ручку
Новой прекрасной даме,
Поручик Амилахвари,
Мой по Сосновке сосед,
Мы ещё погуляем
Над Ольгинскими Прудами!
Gambais 9 мая 1988

космополит

Мой учитель Павел Григорьевич Антокольский, поэт, вахтанговский режиссёр и театральный художник, когда-то прозвал меня «человеком лоскутного происхождения».

Во мне смешаны русские, греки, евреи, эфиопы, поляки. Моя мать – полуеврейка-полуэфиопка, а с отцовской стороны я седьмой потомок греческого «приватира» (проще говоря пирата). Бабушка Анна Павловна Шереметева, мать моего отца, – наполовину полька, и для полноты картины следует только напомнить, что старинный русский род Шереметевых имеет татарское происхождение.

Начну с отцовских предков.

В семидесятых годах XVIII века после морских битв с турками у греческих островов, несколько греков-капитанов поступило на службу к Екатерине. Среди них был Мартин Карбури-Ласкари, будущий "царицын сапёр" – изобретатель развёрнутого подшипника с медными шарами на дубовых рельсах, при помощи которого на Сенатскую площадь приволокли с баржи Гром-камень:
Поколдовав над досками,
Гору на площадь припёр
Мартин Карбури Ласкари.
Хитрый царицын сапёр.

Ох, средиземные драки,
Тёмное в шрамах лицо–
Он с капитаном Бетаки
Грабил турецких купцов…

Мой предок, капитан Бетаки, приходившийся Мартину Ласкари двоюродным братом, тоже поступил на русскую службу.Collapse )