Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Париж 18 (фотографии mbla)

Лувр (Le Louvre)



В 53 году до Р.Х. на месте Лувра был второй (после Сите) римский укреплённый лагерь, в котором, как свидетельствует Юлий Цезарь (см. «Комментарии к Галльской войне»), стояли четыре легиона под командованием Лабениуса, разбившего при Алезии галлов и взявшего в плен их вождя Верцингеторикса.

____Collapse )

Париж 13 (фотографии mbla)

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

ЛАТИНСКИЙ КВАРТАЛ И СЕН-ЖЕРМЕН-ДЕ-ПРЕ
(Quartier Latin et St-Germain-de-Prйs)



По местам св. Женевьевы, Вийона и Панурга. Сорбонна, Пантеон, Бульвар Сен-Мишель и Люксембургский сад. Термы и подворье Клюни. Сен-Жермен-де-Пре, Академии.По местам Святой Женевьевы, Вийона и Панурга

Это – самая старая часть левого берега. Латинским кварталом она зовётся потому, что здесь с XII в. располагается Университет, в котором преподавание в средние века велось исключительно на латыни. Естественно, что на улицах, основное население которых состояло из студентов и профессоров, латинская речь звучала куда громче французской...

И поныне средневековая традиция не покинула эти улицы – тут самые лучшие лицеи (Генриха IV, Св. Людовика, Людовика Великого), немало научных учреждений и, наконец, многие факультеты различных парижских университетов. Сейчас в Париже не менее пятнадцати университетов. Давшая им всем начало Сорбонна, как университет, давно не существует. В её исторических зданиях размещаются сейчас университеты «Париж 1, 2, 3 ,4 и 5.»

Collapse )

Париж 10.

По следу королевы Марго (замок Санс) (Hôtel de Sens)

фотографии mbla

Самое старое из зданий в Марэ, сохранившихся до наших дней, – замок Санс.



С этим особняком-замком связано прежде всего имя королевы Марго, той самой Маргариты Валуа, дочери Генриха II и Екатерины Медичи, которая была первой женой короля Наварры Генриха, впоследствии великого Генриха Четвёртого, но так никогда и не стала королевой Франции.

Она к тому же – младшая сестра трёх правивших друг за другом королей: Франциска II, который царствовал в течение одного года, был мужем Марии Стюарт Шотландской и умер в возрасте 17 лет; Карла IX, одного из организаторов резни в ночь Св. Варфоломея; и Генриха III – «короля гомосексуалистов» (или «милашек» – mignons, как называли тогда официально молодых людей из королевской свиты). Король даже «уволил» большую часть фрейлин королевы, и на освободившиеся деньги содержал своих «милашек».
Collapse )

Париж 9 (фотографии mbla)

Собор Сен-Поль-Сен-Луи (Saint-Paul-Saint-Louis)

В 1580 году кардинал Бурбон, дядя Генриха IV, подарил находившийся на улице Сент-Антуан особняк Рошпо Ордену иезуитов, основанному за 17 лет до того на Монмартре испанскими и французскими монахами Игнатием Лойолой, Франсуа-Ксавье, Пьером Фабром и др. В особняке разместилось руководство Ордена и основанный иезуитами старческий дом. А в 1641 году тут же рядом на улице Сент-Антуан, вознеслась церковь Сен-Луи Иезуитов (нынешняя «Сен-Поль-Сен-Луи», главная иезуитская церковь Франции). Первую мессу здесь служил кардинал Ришелье.



Collapse )

Париж 8

Площадь Вогезов (первоначально – Королевская) (Place des Vosges)


фото mbla

Ещё в конце 70-х годов, до реставрации и включения во все туристские справочники, площадь Вогезов была одним из самых тихих мест не только квартала Марэ, но и всего Парижа...

Совсем ещё недавно тут было множество старинных мелких лавок, уступивших теперь место ресторанам и картинным галереям. Часть фасадов кирпичных трёхэтажных зданий, из которых и состоит эта квадратная площадь, была закрашена масляной краской (к счастью всё того же кирпичного цвета), а часть совсем почернела от времени и фабричного дыма.


фото mbla
Collapse )

Париж 5

Сент-Шапель (Sainte-Chapelle, Святая Капелла)

В левом краю Парадного Двора Дворца Юстиции – сводчатый проход в небольшой двор, посреди которого находится Святая Капелла.


Шпиль Sainte-Chapelle
фото mbla

Св. Людовик приказал построить эту капеллу в 1239 г. специально для того, чтобы поместить в ней одну из величайших реликвий – терновый венец, которым тетрарх Галилеи и Пиреи Ирод Антиппа издевательски увенчал приведённого к нему для суда Христа. Венец этот купил Людовик, возвращаясь из очередного крестового похода, у византийского императора Бодуэна Второго. Позднее реликвия была передана в сокровищницу собора Нотр-Дам.
Collapse )

Париж 4

ГЛАВА ПЕРВАЯ

ОСТРОВА СИТЭ И СЕН-ЛУИ
Ситэ, Консьержери, Дворец Юстиции, Сент-Шапель, Нотр-Дам, остров Сен-Луи
.


Ситэ (Cité)


фото mbla

«Голова, сердце и хребет Парижа», – писал в XII веке Ги де Базош об этом острове.

Остров Ситэ – колыбель города – мало что сохранил от своего средневекового облика: одиноко возвышается в верхней части острова Нотр-Дам, хмуро смотрят на правый берег Сены башни Консьержери, да прячется где-то, окруженная помпезными громадами Дворца Юстиции, Сент-Шапель – самая фантастическая и призрачная из готических церквей, когда-либо мной виденных...
Collapse )

Париж (2)

Четыре Парижа

В Париже я вижу чётко четыре слитых города, каждый со своим лицом, со своим характером, своими литературными героями и их авторами. Вообще-то любой город состоит из нескольких, только они, как правило, перемешаны.

Конечно, бывает, что исчезают из облика города следы целой эпохи: так в Лондоне от средневековья остался один Тауэр, а от Ренессанса – Вестминстер, но зато и современные бетон со стеклом в нём затерялись. Лондон – удивительно цельный город XIX века. Лицо его центра – та особая разновидность ампира, которую называют викторианской по имени королевы Виктории, царствовавшей более полустолетия. И какого столетия!)

Рим – наоборот, смесь целых шести эпох, от античной архитектуры до сегодняшней, но перемешаны они очень сильно...

А тут – великая удача: четыре Парижа, как бы сообразно хронологии стилей последовательно сменяя друг друга и проникая друг в друга, всё же расположились в основном с Востока на Запад вдоль Сены и полностью так и не перемешались между собой.

Средневековый и ренессансный город (с XI по XVI век) с его домами в пять-шесть этажей, острыми кровлями и узкими улочками – «лишь бы только стен не задевала\ алебарда поперёк седла» – занимает восток парижского центра. Это Марэ на правом берегу, Латинский квартал на левом, и между ними – два острова: Ситэ и Сен-Луи.

В этом старом Париже осталось немало домов из грубо отёсанного песчаника с гигантскими деревянными балками под потолками и грубо коваными решётками в нижней части каждого окна, доходящего до пола. Цокольный этаж такого дома слегка наклонён в сторону улицы, а все другие над ним как бы чуть завалены вглубь... Линия домов, порой узких, в два-три окна шириной, нередко прерывается башнями замков, вполне естественно чувствующих себя в тесноте такого города...


фото mbla

Collapse )

(no subject)

«ПОСЛЕ НАШЕЙ ЭРЫ». (1988 – 2001)
Отрывок 1.

Это уже не мемуары… Дальше начинается настоящее:

Рухнула Стена!!! Москва, Наташа и «Мармион». Окуджава. Лена и щениха Нюша. В Питере. «Пень–клуб». Развесёлая «Правда». «Уходят, уходят, уходят друзья»… Вот и Синявского нет… Вознесенский, «видеомы» и «Триумф». Под флагом В.Скотта. «Коты, Зелёный рыцарь и Сильвия Плат». В Лондоне у Жоры.

…Чем ближе к сегодняшнему то время, о котором я рассказываю, тем больше деталей вылетает куда-то, тем короче рассказ. «Люди, годы…» – тоже вылетают «в мясорубочную трубу» А жизнь?..

… В 1988 году в гости к дочке приехала в Париж из Питера Вика, душа нашей шумной студенческой компании пятидесятого года. (См в начале мемуаров)

Она разыскала меня в Париже через 17 лет после моего отъезда…. Я заново познакомился с её старшей дочкой Леной. Collapse )

как я уезжал из ссср.

КАК Я УЕЗЖАЛ….

К 1971 году я твердо решил, что я так или иначе попытаюсь уехать на Запад. Мне страшно не хотелось уезжать одному, казалось, что это очень неуютно, почти невыносимо – оказаться в новом и знакомом лишь по книгам мире в полном одиночестве. Галя наотрез отказалась уезжать. И как раз в это время у меня возник новый роман – с театроведом Ветой Хамармер. Вета ко времени нашего знакомства ушла из ТЮЗа, где прежде работала, и водила экскурсии по Исаакию. Кроме того, она писала стихи. Вете тоже хотелось уехать и, в значительной степени, в связи с этим нашим общим желанием наш роман превратился в брак.

В начале 1972 года мы стали в темпе готовиться к отъезду.

Подготовка к отъезду начиналась с получения разрешения на отъезд от родителей, от бывших жен и мужей…

Заручившись разрешением от Гали Усовой, я сообщил, по своим каналам в Париж и во Франкфурт о моем намерении эмигрировать, не посвящая, понятно, ни во что, связанное с отъездом, ни знакомых ни даже Вету..

Как-то раз, когда я зашёл к Е. Г. Эткинду, он с места в карьер сказал, что прослышал о моих планах и тут же стал меня от них отговаривать. Я почему-то не спросил у Ефима Григорьевича, откуда он узнал это, автоматически решив, что узнал он от Гали, которая была к Эткиндам ближе, чем я. А потом, уже выйдя от Эткиндов, все-таки слегка обеспокоился – а вдруг в Союзе Писателей стало что-нибудь известно раньше времени. Так и оказалось. Много позднее я выяснил, что информация эта пришла в Союз писателей из ГБ, а в ГБ… из Франкфурта, из "Руководящего круга" НТС, состоявшего чуть ли не из сорока человек, где был кто-то то ли "внедрённый" то ли купленный, и возможно даже не один...

Вскоре меня вызвали на секретариатCollapse )