?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

6. ЛАГЕРНЫЕ ПОЭТЫ и Валентин Соколов-ЗК

Лагерная поэзия? Такой жанр, или скорее вид поэзии существовал, насколько мне известно, только в СССР.
Если ориентироваться по гётевскому афоризму «Захотел понять поэта – так иди в страну поэта», то чтобы получить представление о его творчестве, надо посетить «архипелаг» (пусть виртуально даже) хоть вкратце, и «телеграфно», ознакомиться с творчеством других лагерных поэтов.

Как во всякой литературе, были в лагерной и начинающие, и мастера, и случайные люди.

В 1978 году в Израиле была издана небольшая антология «Поэзия в концлагерях» в предисловии к которой составитель её Авраам Шифрин, и сам многие годы просидевший в разных лагерях, пишет:«Эти стихи отбирали у поэтов на бесконечных обысках и сжигали «они», а мы записывали их вновь и вновь, заучивали наизусть. И. как видите, вывозили из лагерей. И из СССР…»

В общем, как некогда писал Гейне по поводу таможенного досмотра, на какой-то из французско- немецких границ:

А вы, дураки, в чемоданах искать,
Среди рубашек измятых!
Да всю контрабанду, что едет со мной.
Я в собственный череп упрятал!


Итак сначала вкратце о нескольких лагерных поэтах:

Геннадий Черепов.

Родился в 1930 году. После первого ареста (ещё в конце сороковых) просидел 14 лет. Несколько лет на воле и повторно осуждён. К моменту выхода антологии А. Шифрина Черепов отсидел 32 года из своих 48…Писать начал примерно в 1955 году в лагере. Вот – из его стихов шестидесятых годов:

Но всё же иногда молебен звёздный слушай,
Чтоб боль с висков стряхнуть…
В ногах покой могил, не ждут полёта души,
В тяжёлых взглядах ртуть.
………………………………………
Малиновым звезда сияет окаянно,–
Стеклянен гневный зрак.
Ослепший и немой, несёт созвездий раны
Из суток сутки мрак.


Вольт Митрейкин

Того же возраста. Был приговорён к 25 годам за создание комсомольской группы, ставившей себе целью свержение диктатуры Сталина. Срок отбыл не полностью, в годы хрущёвскоё «оттепели» вышел из лагерей в середине шестидесятых годов после 17 лет пребывания в самых страшных лагерях – на Колыме. После освобождения, видимо, не писал, поскольку стихов его не было видно нигде, да и никаких сведений о нём нет. Не будем гадать. Но вот одно его стихотворение, которое в любом случае в русской поэзии не может не остаться:

По дорогам и тропам,
По полям и лесам
Шли. И падали в пропасть…
Шли и падали в пропасть –
В небеса.

Поднимались и снова,
Позабыв о былом,
Бились, нищие словом…
Бились, нищие словом
В звёзды лбом.


Каждый видит тут обобщение судеб людских, А вот конкретно подставить чью то судьбу – это уже дело читательского сотворчества. В стену лбом все мы порой бьёмся. А вот, чтобы в звёзды…

Леонид Ситко.

О нём известно очень мало. Родился примерно в 1925 году. С 1965 года находился в Мордовских лагерях.

Вот отрывки из пародийного стихотворения «Эпитафия на могиле блатного» , написанного на густом уголовном жаргоне. Поскольку «партия и правительство» прилежно заботились о том, чтобы этот язык как можно большая часть населения изучила в местах его бытования, то недостаток читателей Леониду Ситко явно не угрожал…

Ты врезал дубаря, ты сквозанул с концами
Туда, где никому не надо ксив,
В одну хавиру вместе с фраерами,
У Господа прощенья закосив.
……………………………………….

А ты кемаришь, ты теперь в законе,
Разбейте понт: идёт последний шмон.
Бочата сдрючат, но никто не тронет
На желтой паутине чертогон.


Я специально не даю глоссария: так виднее густота жаргона. Ведь кроме слов «господь» и «прощение» тут нет больше ни одного значащего слова на обычном русском языке…

Яков Хромченко.

Кинорежиссёр-документалист, родился в 1924 году в Москве. Арестован в 1944 году «за антисоветскую агитацию» В лагерях и в ссылке отбыл в общем более 12 лет. Вышел по хрущёвской реабилитации. В 1973 году эмигрировал в Израиль. Поселился у моря, на самом берегу в Натании. В 1975 году снял в Израиле документальный кинофильм «Дети Гулага».

Шаги, шаги ,шаги
Спешат, спешат, спешат.
У арестанта две ноги
и право подышать,
…………………………….

Солнце сюда не приходит летом,
Здесь и весной – зима.
Может на небе, на месте этом
Тоже стоит тюрьма?


Или вот стихотворение . которое Хромченко написал в день и час его освобождения, прямо на Лубянской площади, только выйдя из ворот КГБ. Привожу его полностью.

НАВАЖДЕНЬЕ

И всё как будто бы сначала.
Рассвет неяркий. Сторожа.
Опять качалась у причала
Всю ночь колымская баржа.

Опять на север шли вагоны,
А зимний воздух нёс и нёс
От перегона к перегону
Кандальный перезвон колёс.

От перегона к перегону,
По формулярам. По делам…
Опять к земле прибита зона
Гвоздями вышек по углам.

Опять, опять доносом ложным
Пугают поздние звонки,
Опять взрывают сон тревожный
В глухую полночь воронки.

Опять баланда спозаранку,
Ночных допросов тошный вал,
Опять Кресты, опять Лубянка,
Опять Владимирский централ.

И воздух пахнет высшей мерой,
И, довершая кабинет,
Опять глядит со стенки серой
Всё тот же сумрачный портрет.


Зона прибитая гвоздями вышек – такой образ , по моему, забыть невозможно!

Упомянем ещё Геннадия Тёмина, 27 лет отсидевшего, и ещё не забудем бывшего секретаря киевской писательской организации, друга молодости Виктора Некрасова, поэта и научного фантаста Миколу Руденко, осуждённого уже в начале 70-х годах, участника украинского правозащитного движения…. (См. его нашумевший роман «Звёздный бумеранг», вышедший в шестидесятых годах, ещё до ареста) Потом, уже при Горбачёве, Руденко выехал в Прагу, где работал на радио «Свобода». Потом вернулся на Украину. Умер в Киеве в 2004 году.
Где-то заблудились три или четыре его стиха в моём переводе…

Их много было, заключённых поэтов. Гораздо больший процент, видимо, поэтов побывал в лагерях, чем приходилось вообще поэтов на душу населения на воле… Потому что – поэты…

ВАЛЕНИН СОКОЛОВ-ЗЭКА.

В предисловии к подборке стихов этого поэта опубликованной в «Континенте» № 41 (1984 г) Эдуард Кузнецов (сам бывший заключённый, просидевший около 10 лет и обмененный на каких-то советских шпионов) пишет: « Соколов Валентин Петрович р. в 1927 году. Впервые арестован 20 лет отроду. ..Личность колоритная. Один из ярчайших на лагерном небосклоне…»

…А вот вкратце история и моего знакомства с поэтом Соколовым-Зэка.
В 1951 году я работал руководителем драматических кружков в школах шахтёрского городка Красный Сулин (от Ростова на север километрах в трехстах). Город состоял из десятка шахт и металлургического завода.

Первое, что меня там поразило, это зарплаты: учителю обычная, то есть восемьсот рублей (полная ставка, восемнадцать часов в неделю), мне, в двух школах, примерно столько же, а вот шахтеру платили 22 тысячи! Это была «плата за страх», плата потенциальным смертникам. И то сказать, за одну зиму, что мы там проработали, из десятка шахт случились обвалы в двух, погибло человек пятнадцать, более двух десятков шахтёров стали инвалидами...

Не знаю, сколько платили на заводе, но металлурги шахтёрам завидовали. Однажды в заводском клубе, где я взял руководство ещё одним драматическим кружком, какой-то подвыпивший сталевар, завидуя шахтёрам, громко и матерно сокрушался, что они в десять раз больше чем он получают. Подошёл парень моих лет, с виду тоже работяга, коренастый, медлительный и стал что-то сталевару объяснять, негромко.

Тот затих. Я удивился вслух тому, как быстро парень утихомирил распустившегося работягу, а он ответил, что в лагерях многому можно научиться. Меня же поразило, что простецкий вид этого парня мало соответствовал его весьма интеллигентной речи.

Мы познакомились. Звали его Валя Соколов. Вскоре он у меня играл в каком-то спектакле. У меня там было два замечательных актёра: Валя и Гена Сапрыкин, сын директора завода, учившийся тогда в 10 классе, (Впоследствии Гена стал актёром в каком-то театре на Украине) Стали оба они иногда ко мне домой заходить. Валя читал свои стихи. В основном стихи были на лагерную тему, он уже к тому времени года два оттрубил.

Как-то Гена послушал, послушал стихи, да и сказал, что ведь это и есть настоящая советская поэзия. Валя слегка испуганно оглянулся, но я его успокоил, сказав, что в доме, состоявшем из двух квартир, во второй никто не живёт.

Впоследствии патриарх поэзии Гулага, Соколов сначала просидел, вроде бы, два года из присуждённых ему трёх…

Впервые посадили его по делу какой-то «антисоветской студенческой группы» в Москве, и в Красный Сулин он попал, выйдя из лагеря досрочно после той первой отсидки. Несмотря на «детский» срок, ему были запрещены сто городов Советского Союза, как он нам объяснил, такое освобождение называлось «минус сто».

Всё, что написано – проба,
Проба подняться из гроба…
……………………………
И лишь с высоты креста
Можно понять тебя, небо.
Хлебом насущным у рта…


Впоследствии Валя стал бессрочным заключённым, то он выходил на волю, то попадал снова в лагерь в качестве «повторника»…

Во второй раз его посадили в 56-ом, в 58-ом опять выпустили, а через год снова посадили «за антипартийную агитацию», опять выпустили, и вот после этого ему удалось прожить вне лагеря несколько лет.

Тогда-то и встретился я с ним снова – в середине шестидесятых годов в Москве. Точно не помню: у моих друзей, Яши Коцика и его жены Гали Полонской, одной из знаменитых тогда «учителей шестидесятников», не то у Фриды Вигдоровой и Саши Раскина ? Валю привёл тоже знаменитый «учитель-шестидесятник», Анатолий Якобсон, впоследствии автор прогремевшей на западе книги о Блоке «Конец трагедии».

И вот через многие годы после Красного Сулина Валя читал стихи в Черёмушках… Слушали его Коцики, Якобсон, Фрида Вигдорова, её муж, писатель Александр Раскин, переводчик Юлий Поляков (тоже бывший заключённый) и я. Валя читал тихо, но очень ритмично:

Я ослеп от синих ламп
Боли,
И от ваших чёрных лап,
Боги.

Там в холодных казематах,
там в домах казённых,
Как шары катались в лапах
головы казнённых.
Я ослеп от тех шаров
По могилам-лузам,
Я ослеп от тех шагов
По кровавым лужам…


Я сказал, что десять лет назад был он «реалистом» а теперь сплошной гротеск! На эти мои слова Валя ответил тем, что прочёл нам большую поэму, которая так и называлась, «Гротески»:
. . . . . . .
Здравствуй, зона! Бесноватей
Песня в узеньком квадрате,
Стен твоих, твоих запреток…
Ты душе глоток озона – здравствуй, зона…
. . . . . . . . . .
Там на вахте мёрзнут трупы,
А в столовой, в миске супа,
Взглядом жадным ищет круп
Человек большой и чёрный,
Скорбной мыслью омрачённый
Полутруп.



Прав был Сапрыкин, это и была истинная СОВЕТСКАЯ поэзия, но только не та, какую хотели бы видеть в ССП… Реализм? Да, только в отличие от «социалистического реализма», выдававшего желаемое (властями) за действительное, это был скорее «Реализм социалистической эпохи».


Следующее – для разнообразия – стихи написаны вовсе не на лагерную тему. Это – Москва глазами «временного отпущенника» как называл себя поэт, не сомневаясь, что сядет снова. Скорее рано, чем поздно…

Страшно как и пусто как
Жить под знаком пустяка…
Пусто как и страшно как
Оставаться в дураках.
Сколько раз душа вползала
В голубой пролёт вокзала.
Страшно тут и пусто тут
Ветры чёрные метут
Ветры чёрные цветут
Тут.


Или ещё написанное, вроде бы, в ожидании ареста:

…………………………
Обвели меня каменным поясом,
Стал я крепостью ждущей осад,
И хотят, чтобы северным полюсом
Вырос южный, сиреневый сад!

Подождите, я стану сиреневым,
Подождите, и час этот скор,
Будет вечер. И светом серебряным
Обозначатся контуры гор…

Но особенно женщины – слёзы их,
Обнаженная немощь плеча.
Но особенно женщины созданы
Для танцующих рук палача…


Спустя двадцать с лишним лет после того вечера, уже в Париже, я узнал, что опять Соколов сидит, не сосчитать в который уже раз… Так и погиб Валентин Соколов-Зека, сгинул даже не в лагере, а в городке Черняховске в «спец-псих-больнице», которая, по описаниям людей чудом там уцелевших, куда ближе к последнему Девятому кругу ада, чем простой лагерь…

В 1978 году, как я уже тут сообщал, в Израиле вышла антология «Поэзия в концлагерях». В книгу вошло более трёх десятков стихотворений Валентина и вся поэма «Гротески». Интересно, что Соколов, явно ведущий свою поэтическую родословную от Блока, в двух или трех стихотворениях обращается к образу Маяковского, ему явно далёкого. И тут, надо сказать, его предположение (или всё же уверенность) говорит о том,. что было весьма точным представление поэта о том, что такое та «советская действительность» которую поэт знал довольно плохо: она ведь при арестах всякий раз оставалась по ту сторону колючей проволоки…Возможно этим и объясняется тот факт, что если к стихам Соколова подходить по гамбургскому счёту, то они не выдержат критики серьёзного уровня…

. Но тут случай, явно требующий снисходительности….

Ах, интересно увидеть бы нынче Вас,
Милый Володя, как прежде бунтарищем,
Так интересно, какими бы линчами
С Вами б расправились нынче товарищи…



Не зная точных дат, я всё же порой надеялся: может, увидел всё-таки Валя свои стихи напечатанными в антологии, которая открывается его подборкой.?

В 1984 году, когда поэта уже не было в живых, (Умер он, как позднее выяснилось, в 1982 г.), я получил в Мюнхене от тогдашнего редактора новостей на радио «Свобода» Эдуарда Кузнецова большую подборку валиных стихов, которые ходили в семидесятых-восьмидесятых годах в самиздате. Эту подборку мы и опубликовали тогда в «Континенте».

Comments

( 18 комментариев — Оставить комментарий )
albir
23 сент, 2009 13:07 (UTC)
Знаешь, твой замысел огромен и благороден. У тебя получается потрясающая книга.
Если решишь ее издать, я приму участие (материальное).
Спасибо тебе.
tarusai
23 сент, 2009 14:47 (UTC)
большое спасибо
(Удалённый комментарий)
susanchik
23 сент, 2009 16:21 (UTC)
Замечательные стихи Соколова! И, по-моему, любую критику выдержат, без скидок на то, что вечный зек. И другие поэты тоже. тоже. Готовы помочь такой книге.
rait_t
23 сент, 2009 17:53 (UTC)
век живи век учись
поэзия повсюду, я об этом забыла. Спасибо вам!
poruchik_sr
23 сент, 2009 21:32 (UTC)
Мне зарубили эту страничку. Отдаю тебе остатки.
http://psr.i8.com/Drugi/E_Ilzen001.htm
http://psr.i8.com/Drugi/E_Ilzen002_a.htm
(Удалённый комментарий)
poruchik_sr
24 сент, 2009 18:32 (UTC)
ТЫ поспеши. Меня с семьей познакомил один американский эмигрант. Он их хорошо знал. Её муж потом останавливался в Питере у моей мамы (мамы уже нет). Грин оттянул 25. Потом работал с Солженицыным. Пытался вернуца в Канаду (он канадец), но не смог там жить, вернулся снова в Россию. Если надо то я сосканирую книгу Елены (думаю,что у меня один из немногих экземпляров). В общем чем смогу. Есть еще несколько редких книг.
Только кому это сегодня интересно? Я серьезно, Василий. Ты через это прошел, я это сберег (сколько мог). А кому это теперь надо? Нам с тобой даже кладбища достойного не дадут. Я вот забил себе место в Ленинградском крематории, а ты?
Ведь в ту же книгу и Юру Кашина стоит вставить и корешка его Гелия. А?
veradr
26 сент, 2009 14:30 (UTC)
Вы не правы, что этот труд не нужен
Должна сказать, что Вы не правы, что отыскание "забытых" имен никому не надо. Я, вот, например в основном только такие книги и покупаю, благо, что сейчас кое-что потихоньку издается, и, если, к примеру, этот труд уважаемого tarzanissimo будет издан, куплю с удовольствием. И не думаю, что я одна такая.
(Анонимно)
24 авг, 2012 13:52 (UTC)
15-20 минут назад в новостях по ТВ послушала информацию о Соколове Валентине Петровиче. Не стала слушать остальные новости - захлестнуло желание побыстрее узнать об этом человеке. Спасибо, что благодаря Вам такая возможность есть. Сколько себя помню с детства любила стихи. Родилась и выросла в СССР. Сложилось так, что самые продуктивные годы отдала кабинетной службе. В то время очень многие вещи совершенно оценивала по другому. Компартия в то время была взамен бога. Многие искренне верили в этого "бога" и я не исключение. С большим вниманием прочла выложенный материал - и получила еще дополнительную информацию о том, в каком страшном мире мы жили! Одно дело посадить в тюрьму убийцу, вора, насильника и им подобных. И совершенно дико сегодня узнавать и узнавать имена тех, кого за открыто сказанное слово на долгие годы прятали за решетку! Подумать только - провести в застенках 30 лет из 55!
Уважаемый ......! Вы делаете великое дело. Угодное всем Богам и Временам. Мне кажется я стала чище душой после прочтения. Вот на какие сайты нужно мне заходить! А то я на старости лет решила стать пользователем электронной почты газеты "Аргументы и факты". Не стесняясь никого и ничего многие участники полемик оскорбляют, сквернословят, очень нетерпимо относятся к противоположному мнению...
В современной России еще ооочень много нужно сделать, чтобы людям жилось лучше. Но и не признать нельзя - очень много уже сделано и, надеюсь, этот процесс созидания будет все ускоряться. И тот факт, что Вы можете открыто говорить о чудовищных вещах, которые творились в те времена, очистить имя, не побоюсь этого слова, Героя, борца за справедливость и свободу слова Валентина Соколова вселяет в мою душу огромную надежду, что уже никогда возврата к прошлому не будет.
tarzanissimo
24 авг, 2012 16:29 (UTC)
К сожалению,укравшие свободу всё те же гады сегодня у власти.Переодетые, но такие же мерзкие!
(Анонимно)
24 авг, 2012 13:59 (UTC)
15-20 минут назад в новостях по ТВ послушала информацию о Соколове Валентине Петровиче. Не стала слушать остальные новости - захлестнуло желание побыстрее узнать об этом человеке. Спасибо, что благодаря Вам такая возможность есть. Сколько себя помню с детства любила стихи. Родилась и выросла в СССР. Сложилось так, что самые продуктивные годы отдала кабинетной службе. В то время очень многие вещи совершенно оценивала по другому. Компартия в то время была взамен бога. Многие искренне верили в этого "бога" и я не исключение. С большим вниманием прочла выложенный материал - и получила еще дополнительную информацию о том, в каком страшном мире мы жили! Одно дело посадить в тюрьму убийцу, вора, насильника и им подобных. И совершенно дико сегодня узнавать и узнавать имена тех, кого за открыто сказанное слово на долгие годы прятали за решетку! Подумать только - провести в застенках 30 лет из 55!
Уважаемый ......! Вы делаете великое дело. Угодное всем Богам и Временам. Мне кажется я стала чище душой после прочтения. Вот на какие сайты нужно мне заходить!
В современной России еще ооочень много нужно сделать, чтобы людям жилось лучше. Но и не признать нельзя - очень много уже сделано и, надеюсь, этот процесс созидания будет все ускоряться. И тот факт, что Вы можете открыто говорить о чудовищных вещах, которые творились в те времена, очистить имя, не побоюсь этого слова, Героя, борца за справедливость и свободу слова Валентина Соколова вселяет в мою душу огромную надежду, что уже никогда возврата к прошлому не будет.
eh49
8 ноя, 2012 15:20 (UTC)
Прошло 30 лет со дня гибели поэта Валентина З/К:
http://eh49.livejournal.com/43006.html
tarzanissimo
8 ноя, 2012 18:00 (UTC)
Знаю, но всё равно спасибо за напоминание!!!!
(Анонимно)
9 ноя, 2012 08:19 (UTC)
О Леониде Ситко. Странно, что о нём у Вас сказано столь скупо. Издавались его стихи, опубликованы его воспоминания. А первый срок у него пришёлся на Инту в Коми АССР. Умер несколько лет назад, похоронен в Курской области, рядом с супругой, Истогиной Александрой Яковлевной, которой мы искренне признательны за подготовку и издание сборников стихов Валентина Соколова. С уважением А. Попов
tarzanissimo
9 ноя, 2012 10:05 (UTC)
Большое спасибо за эти сведения! Найду и прочту. Не знал, каюсь, не уследить за всенй поэзией...
Ваш В.Б
tarzanissimo
9 ноя, 2012 12:45 (UTC)
Большое спасибо! Я о нём знал очень мало, до мня дошла только антология "Поэзия в концлагерях".
Витольд Абанькин
6 апр, 2015 16:23 (UTC)
Поэт Валентин Соколов
Я бывший политзэк Витольд Абанькин сидел с Валентином Соколовым на 11 в Мордовии в 67 году.А в 1997 году обустроил его могилу в Новошахтинске разоренную вандалами.Отлил барельеф,установил Крест,сам сварил ограду и мне подарили мраморную плиту,чистую украли.На этой плите я написал краткую историю жизни Валентина З\К.В 2013 году 24 августа открыл Валентину памятник в Новошахтинске рядом с памятником погибшим шахтерам шахты им.Горького,где Валентин работал.Есть такие строки у Валентина:"...я вошел в протокол,а обратно не вышел..." Вот такой я и заказал памятник.Деньги собрал за три дня.Памятник обошелся в 327 т.р.Черная мраморная плита олицетворяет советскую валсть.вверху под углом из серого мрамора папка с номером дела и т.д.В эту папку под углом уходит барельеф Валентина Соколова из бронзы.Я также дважды переиздавал сборник стихов Валентина З\К "Глоток озона".Сейчас я пою песни на свои стихи,стихи Валентина Соклова и Вадима Делоне.Концерт называется "58 статья"Можете слушать на ютубе,набрав мои имя и фамилию.
Витольд Абанькин
24 окт, 2015 18:51 (UTC)
поправка к информации о В.Соклове
В 1997 г.бывшие уголовные заключенные Новошахатинска обустроили могилу В.Соколова.Они его очень уважали за правду стихов,которые читали в лагерях и тюрьмах,за то,что он был настоящим зэком и мужиком с большой буквы.Они уложили на могиле две серого мрамора плиты и третью черную,на которой укрепили очень дорогой бронзовый барельеф.Поэт рвется с креста куда-то вдаль к правде,к свету,к справедливости.Изготовили дорогую кованную ограду.Но... есть люди в России,для которых личное важнее всего остального,барельеф украли и пытались сдать за деньги приемщику металла,милиция поймала воров,но так как не было заявления их отпустили.Барельеф долго стоял в кабинете нач.милиции.Потом его забрал один новошахтинец и спрятал в гараже.Куда потом пропал барельеф никто не знает.Украли ограду и одну чистую мраморную плиту.В 2007 году я сам отлил из бетонита барельеф,сварил ограду,поставил Крест и мне подарили серую мраморную плиту,на которой я выгравировал краткую историю жизни Валентина З\К.22 авг. сего года я установил новый стальной Крест на могиле поэта.А 7 ноября в 33 годовщину его смерти будет открыт новый барельеф на его могиле.т.к. мой стал разрушаться."...Нету денег пою,нету хлеба не плачу, в жизнь простую мою не войдут неудачи.И не надо благ от царюющих ныне.я царюющим враг и идти мне не с ними..."Вечная слава Вальку З\К и вечное проклятие его палачам.Я написал пьесу "Поэт и власть" и ищу спонсора и режиссера,чтобы поставить ее.Я прослеживаю жизни пяти поэтов:В.Соколова,Ю.Галанскова,В.Делоне,В.Стуса и А.Иванова.Витольд.
( 18 комментариев — Оставить комментарий )