tarzanissimo (tarzanissimo) wrote,
tarzanissimo
tarzanissimo

Categories:

On Vox: Дерек Уолкот 20

Дерек Уолкот 19 - щёлкайте по этой строчке


22. 

 

Я думаю о синтаксисе цвета сланца,  в котором

кварцевые проблески – это проблески точности слов и строк,

подмигиванье слюды – знак остроты ума.

Я не устал от выражений восторга,

но серые дни без отражений полезны, как вечером иссохший песок.

После падения сумерек я раздумываю, как избегнуть, по крайней мере,

мелодраматических, вроде смерти, пауз с восторженным словарём,

сожалений о потере, или об её отсутствии (нет любви, так нет и потери!),

но об этом надо только под сурдинку, чтоб было – как метроном

дыханья вблизи равномерного сердца.

 Пауза. Опять. Пауза. Ещё. Другая…

Серая лошадь без всадника пощипывавает там, где и травы уже нет,

лошадь цвета сланца пасётся на остывшему берегу,

последние пучки выдирая,

и последний огненный разрыв –  выключается свет:

солнце запирает свой дом на ночь, всё исчезает, даже сожаленье,

особенно сожаленье и раскаянье, и шум, и тоска –

всё… Только волны в темноте утешают недвижным движеньем,

этой монотонностью, всё те же старые новости не уставая таскать.

Тут – не только смертельное погромыхиванье прибоя, где мелководье чёрным

полощет горло, но что-то более далёкое, чем последняя волна,

чем острый запах водорослей, или побелевшие панцыри мертвых

крабов; что-то ещё более далёкое, чем звёзды на

чёрном небе, звёзды, «которые всегда

                   кажутся такими маленькими для бесконечных

этих  просторов» (Паскаль), просторов, пугающих всех и всегда.

Я думаю о мире без звёзд  и противоречий…

Ну, так когда?…


23.

 

Я видел камни, сиявшие каменно, видел колючки терновника,

упрямо и враждебно ждущие. И больше не вижу я ничего,

с тех пор, как сбежала ящерица; мои ответы утверждают снова,

что нет ни равновесия, ни  смеха, ни слёз – ничего.

Ни жизни, ни смерти, ни смены старых времён на новые,

не могу я ни вызвать прошлое, ни будущее разглядеть наконец,

потому что камни сияют каменно, и колючки терновые

никак не ждут, чтобы снова из них сплели венец.

Ящерица не дрожит на обочине, как лягушка,

пока я мимо иду. Всё это, как видно, стать хуже просто не может,

и это никак не праздник непобедимого бытия,

которое изменяется в своём движенье, стирая прошлое,

или послеполуденные тени будущего удлинив далеко за края

дороги. Я вижу, как стану незримым и благодатно

анонимным, прозрачным как ветер, лёгким как лист,

плывущий над некошеной травой,

над жёлтыми колокольчиками аламанды,

странником среди ветвей и камней, чей голос беззвучен и чист.

Всё это скоро сбудется без печали, вот так эти камни

случиться чему угодно позволят в который раз,

так море под солнцем,  серебряное и стеклянное,

исполнено щедрости в медленный послеполуденный час.

Originally posted on tarzanissimo.vox.com

Tags: Уолкот
Subscribe

  • (no subject)

    Дерек Уолкот умер 17-го марта. *** I cannot remember the name of that seacoast city, but it trembled with summer crowds, flags, and the fair with…

  • (no subject)

    фото mbla [19 May 2007| 10:56pm] Из Дерека Уолкота *** После чумы – городская стена, запёкшаяся коростой мух, дым – амнезия…

  • Дерек Уолкот 25

    Дерек Уолкот 24 - щёлкайте по этой строчке 32. Чайка. Она возвращается к прежней роли. Ветер хлопает рваными крыльями сцены среди облетевших…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments