August 15th, 2012

фото mbla



ЭЛЕГИЯ НА ДВЕ ТЕНИ
 
1.
 
Дельвиг аккуратно закрыл за собою дверь,
                                                         и был таков...
Пущина царь на кудыкину гору сплавил,
Снова куда-то за море везучий уплыл Горчаков,
И Пушкин словно вопреки всем сплетням и славе
Беседует с жёстким, но  умным царём...
 
А вот длинный стол, за которым когда-то Державин –
И сегодня стоит этот стол в лицейском зале пустом...
 
Тот же самый  зал,
Что – на на репинской динамичной картине –
Представить его пустым я бы не смог:
И стены, и кресла сберегают поныне
Мальчишеский голос когда-то парадных строк.
 
Но ты  не спеша пройди по аллее
(Только, пожалуйста, не спеши!)
И – по выщербленной лестнице на второй этаж лицея 
В тот зал, где сегодня и впрямь ни души...
 
2.
Все  разговоры, которыми 
Набита когда-то была эта комната,
Улетели вслед за кем-то, за мной, за тобой...
А вот где стояло старое кресло –
Так же ясно помнится,
Как тот граммофон расписной
С огромной медной трубой:
 
«Доро-огой длинною». А что было на другой
Стороне той шеллачной  пластинки – не знаю,
Наверное, тоже какой-нибудь вздор,
И всё же, чего бы он ни касался,
Очень важным тогда казался
Любой разговор...
 
В нём мерцало нечто не меньшее, чем судьба,
Но всё что звучало тут – бесследно исчезло,
Слова тогдашние заслонило драное кресло,
И  медным блеском забила
Похожая на  геликон труба,
Строчкой из Вертинского, висевшей в воздухе
Смела она и студенческую болтовню, и конспекты
Туда, куда обычно их смахивает судьба...
 
Чёрт его знает, что с этой комнатой сталось,
А вещи разбрелись безвестно  куда и как,
И разговоры  затерялись, ничего не осталось –
Так тонут в глубинах годов
     и случайного слова малость,
И неприкаянная  строка.
 
 
У каждого есть свой потонувший мир,
Воды разных морей захлестнули его с головой,    
Но неизвестно зачем он возникает на миг
Световым пятном, как витражи на пустой
Лестнице...
 
Или это только тени тех витражей?
 
       1 мая 2012