September 15th, 2010

К книге переводов Киплинга, моя вступительная статья - 5

(статья -4 здесь)

В  1890 году Киплинг стал уже по-настоящему известным писателем. А вскоре после того, и поэзия Киплинга заявила о себе ярко и непривычно. Появилась, сначала в периодике, «Баллада о Востоке и Западе» («The Ballad of East and West»). С неё начинались и первое, ещё неполное, издание книги «Казарменные баллады» («Barrack-Room Ballads». 1892 г.). К Киплингу пришла слава. Он уверенно создавал новый поэтический стиль, намеренно не оставляя камня на камне от «приличной» гладкописи, от скучного тяжеловесного и пристойно-рамеренного давно уже  многим осточертевшего викторианства, от чуть ли не обязательного четырехстопного ямба, иногда перемежавшегося у поэтов-викторианцев с трехстопным да и от солидного «псевдошекспировского белого пятистопника». (Е.Г.Эткинд)

Поэт-бунтарь зачастую берёт свои сюжеты из малоизвестных фольклорных произведений. Да и приёмы у него часто оттуда. Он утверждает новые принципы английского стихосложения, в частности – значительно усиливает роль паузного стиха и разных видов дольников, в основе которых чаще всего лежит трёхсложная стопа,  и ещё он предпочитает намеренно  длинные строки. Напрашивается тут сравнение с Маяковским, разрабатывавшим несколько позднее, но, пожалуй, ещё более решительно (и почти в том же направлении!) новую ритмику русского стиха.

При этом Киплинг резко отрицательно относился к возникающему и только входящему тогда в моду верлибру, Киплинг говорил, что «писать свободным стихом, – всё равно, что ловить рыбу на тупой крючок». Отчасти это был камень в огород одного из его «учителей», Уильяма Хенли. Одновременно Киплинг разрабатывает и прерывистый, с множеством недоговорок, балладный сюжет, основываясь на опыте своего любимого писателя Вальтера Скотта. Он ценил Скотта и как поэта, и особенно как  учёного-фольклориста. Бесхитростные интонации английских народных баллад, в своё время возрождённые в английской поэзии «чародеем Севера», как называли Скотта, и почти век спустя обновлённые Киплингом, снова зазвучали для английских читателей так, будто пришли они не из глубины столетий, а из вчерашнего дня. И стариннейший жанр сплавляется у Киплинга с обнажённым текстом газетного репортажа.

Поэтика Киплинга в те годы выливалась из поэтики  не только В. Скотта, но ещё в большей степени из поэтики тоже любимого Киплингом Фрэнсиса Брет-Гарта, его старшего американского современника,  находившегося тогда в вершине славы. 

Collapse )