January 15th, 2010

РУССКАЯ ПОЭЗИЯ ЗА 30 ЛЕТ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПАРАДОКС ДАВИДА САМОЙЛОВА

Есть особый вид известности писателя: известность в литературных салонах, или в редакциях, но не за их пределами! Или, как говорится, «широко известен в узких кругах». Это когда читатели почти не знают того, чье имя порой мелькнет – и опять нету его… А в писательской среде – чаще среди посредственностей – о нём говорят уважительно и немало Правда, в этом случае почти никто не скажет вам, а что же именно написал имярек. Ответ обычный: «Ну, все-таки!»..

Вот так примерно и началось с Давидом Самойловым, очень много и скучно переводившим стихи из так называемой «поэзии народов СССР» (порой и не существующей в подлинниках)

А вот собственные стихи этого поэта, надо признаться, были в начале восьмидесятых годов так похожи на его же стихи, написанные в сороковых, что не запоминались как-то вовсе. И ещё они были похожи на «послевоенные стихи вообще» очень многих, (из более или менее культурных фронтовиков…)

Но как отличить более ранние стихи Самойлова от более поздних? Безошибочно это можно сделать только по датам под ними: ну вот примеры из толстой книжки «Стихотворения» (1985):

Сплошные прощанья. С друзьями,
Которые вдруг умирают,
Сплощные прощанья с мечтами,
Которые вдруг увядают…

Или вот:

О, много ли надо земли
Для истины, веры и права,
Чтоб засеки или застава
Людей разделять не могли?

Collapse )