January 13th, 2010

РУССКАЯ ПОЭЗИЯ ЗА 30 ЛЕТ. ЧАСТЬ ВТОРАЯ

РУССКИЙ КАЛИФОРИФОРНИЕЦ (Николай Моршен)


Если сравнить количество поэтических имен так называемых шестидесятников или "медного века" с количеством имен (не графоманских, а настоящих) из "военного поколения", то сравнение будет не в пользу последнего... И это понятно - ведь среди погибших на войне и убитых в лагерях было немало талантливых людей, о которых мы никогда не узнаем.

Среди выживших и состоявшихся поэтов этого несчастного поколения, есть люди, оказавшиеся в эмиграции в результате второй мировой войны - «парижанин» Юрий Одарченко и «американцы» Иван Елагин и Николай Моршен.

Поэты атомного племени,
Мы не из рода исполинского,
Мы гибнем без поры без времени
Как недоносок Боратынского,
Мы тоже ищем в мире зодчего,
Но, не желая долго мучиться,
Мы живы верою доходчивой
В идею «всё-ведь-ни-к-чемучества!»
Мы тоже можем грезить демоном,
Но забываем то и дело,
Что задается эта тема нам
Не Лермонтовым, а Максвелом.
И мы сгибаемся под бременем
Того, что быть должно бы знаменем,
Рождаясь в веке двоевременном:
Плоть в атомном, а души - в каменном.

Я не случайно привел это стихотворение полностью – оно, по-моему, самое "моршеновское". Чуть иронический тон, философский подход ко всему – отсюда самоирония на темы кардинальные, созвучие или диссонанс души со всем, что сотворено природой и человеком. А стилистические приёмы – то от акмеистов, то от обериутов…

Collapse )

Продолжение книги - завтра. а пока очень старые стихи.

БАЛЛАДА

на приезд Е.Г.Эткинда в Париж
осень 1974 года


Несложно дверь сорвать с петель,
Труднее – подобрать отмычку,
Сменить привычку на привычку,
Поверить, не впадая в хмель,
Что тянется ещё апрель,
Что август не поводит бровью...
Что ж, продолжай, зови любовью,
Качай пустую колыбель.

А ты? Давно уж сел на мель
И чиркаешь сырые спички,
На службу ходишь по привычке,
И тянешь ту же канитель
И всё надеешься досель:
А может, что-то не истлело?
Тащи своё пустое тело,
Качай пустую колыбель!

Там, где летел на клевер шмель,
Кустарник трактором изранен,
И в алюминиевом тумане
Давно не трель слышна, а дрель...
Ольшаник забивает ель,
Шакалам уступают волки.
Мости никчёмные просёлки,
Качай пустую колыбель...

Кого за тридевять земель
Ласкаешь ты, слепая Лия?
Мы – далеко... Не спи, Россия,
Качай пустую колыбель!