January 6th, 2010

РУССКАЯ ПОЭЗИЯ ЗА 30 ЛЕТ ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПРОПАВШЕЕ ПОКОЛЕНИЕ



ДРАНГ НАХ ВЕСТЕН (Михаил Светлов )


Ещё оставалось примерно лет 10 до прихода к власти в Германии Гитлера, и лет 13 до его известного лозунга «Дранг нах Остен» а советские (в основном комсомольские) поэты, –– и прежде всего такой милый и добрый человек, как Михаил Светлов, (которому до написания песни «Каховка» тоже оставалось лет 10), одной из главных тем свои стихов сделали «Дранг нах Вестен»…

Вот вам рассказ о поэтической лжи, но не о ремесленной, обычной, какая бывала в «Литературной России», а о лжи вдохновенной, талантливой, и главное –– искреннейшей, о такой, какой история поэзии еще не знала. Это рассказ о самогипнозе, который приводит порой восторженную личность к преступному оправданию и восхвалению преступлений в международном масштабе. Короче – о поэзии Михаила Светлова.

Попробуем судить о его творчестве хоть с точки зрения обыкновенной человечности, хоть с точки зрения международного права, или наконец с точки зрения того полузабытого у нас понятия, которое именовалось когда-то честью.

Если отбросить людоедскую демагогию, утверждающую, что нравственность есть понятие классовое, не считать нравственность перчаткой, то как согласиться с пафосом вот этих строк:

Пей, товарищ Орлов, председатель ЧК,
Пусть нахмурилось небо, тревогу тая.
Эти звезды (!) разбиты ударом штыка,
Эта ночь беспощадна, как подпись твоя!
Пей, товарищ Орлов, пей за новый поход!
Скоро выпрыгнут кони отчаянных дней!
Приговор прозвучал, мандолина поёт,
И труба, как палач, (!) наклонилась над ней!

Я вставил тут свои восклицательные знаки – и зря: ведь надо бы их ставить после каждого слова!
Тем более, что Владимир Маяковский Светлову позвонил, услышав эти стихи, и всячески их расхваливал.

Интересно, что и поныне на Западе гадают – какие именно круги в советских верхах были пружиной экспансии… Не гадать надо, а советских поэтов читать! Они всё, всё выбалтывают! Все государственные – особенно идеологические – тайны!

У Светлова же главное то, что впервые в русской поэзии в его стихах восхваляется палач! И не тот, оперный, в кумачовой рубахе, а этот – под кумачевым знаменем! (Вот вам и "милость к падшим призывал", но – по-советски…)

Кто-нибудь попробует оправдывать Светлова тем, что не читал же он в двадцатых годах "ГУЛАГ", только не оправдание это. Во все времена находились порядочные люди, не закрывавшие глаза на на уничтожение целых классов общества или целых наций...
Вторая излюбленная тема Светлова – впрочем, она уже и в этих строках мелькнула – это призыв к агрессии против Европы, оголтелая пропаганда войны. Кстати, официально в СССР запрещённая. В этой теме Светлов несколько впереди паровоза, куда больший экстремист, чем средние пропагандисты даже того очумелого времени. Они уже твердили стыдливо-оборонческие речи вроде "нас не трогай, и мы не тронем", а поэт в подаче этой темы оставался ближе к циничным и откровенным формулировкам Геббельса, чем к лицемерной сталинской фразеологии:

Крепчает обида, растет и внезапно
Советские трубы затрубят на Запад.
Советские пули дождутся полета!
Товарищ начальник, откройте ворота!
Collapse )