tarzanissimo (tarzanissimo) wrote,
tarzanissimo
tarzanissimo

Category:

К книге переводов Киплинга, моя вступительная статья - 3

(статья -2 здесь).

Даже крикливый Михаил Светлов, с его «Каховкой» или «Гренадой», романтически воспевающий советскую агрессию, искренне оправдывающий её якобы благими целями... Да, Светлов тоже отдалённо исходит из Киплинга, ну хоть из стихотворения «Несите бремя белых, что бремя королей». Только вместо «бремени белых» (т.е. заботы о народах колоний, понимаемой Киплингом как долг колонизатора) у Светлова «советские люди» столь же альтруистично заботятся об «освобождении» разных чужих стран от «ужасов капитализма» (а при случае – и феодализма):

Я хату покинул, пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать...


или и того пуще:

Тревога густеет, растёт, и внезапно
Советские трубы затрубят: «На Запад!»,
Советские пули дождутся полёта!
Товарищ начальник, откройте ворота!


Ну тут уже получается просто злая пародия на самые что ни есть империалистические киплинговские мотивы...



Особое внимание надо, видимо, обратить на поэтов-ифлийцев (ИФЛИ – или МИФЛИ – Московский институт истории, философии и литературы, из которого вышло множество советских поэтов фронтового поколения). Известно, что в 1940 году по приказу тогдашнего народного комиссара (т.е. министра) обороны К. Ворошилова весь второй курс аспирантуры и многие студенты старших курсов этого института были мобилизованы. Прямо с лекций их увезли на грузовиках и зачислили политруками в армию. Сведения эти получены мной лично от поэта Сергея Наровчатова и от историков И. Паниной и Б. Маркуса, тоже бывших ифлийцев. Более половины из этих студентов и аспирантов одного из лучших тогда в СССР гуманитарных учебных заведений погибли на фронтах Второй мировой войны. После войны институт был уничтожен распоряжением ЦК партии, как «гнездо буржуазного космополититизма» (потому что в составе его студентов и профессоров было немалое количество людей еврейского происхождения, которых советская пропаганда конца сороковых годов именовала не «жидами», а «безродными космополитами»).

Начавшие писать стихи в юности, перед самой войной, многие поэты-ифлийцы были под влиянием того же Киплинга, хотя мало кто из них читал Киплинга в подлиннике. Но все читали Гумилёва, Тихонова и стихи студийцев Лозинского, среди которых была Ада Оношкович-Яцына и незаслуженно забытая Аделина Адалис, которая заметно подражала опять же Киплингу.

К поклонникам Киплинга относились ифлийцы Сергей Наровчатов и Павел Коган. Откровенное мальчишески восторженное подражание Киплингу видно за версту в «Бригантине» Когана. Это стихотворение кажется почти слепленным из строчек Киплинга. Кстати, не будет преувеличением сказать, что немалая часть «бардов», появившихся в шестидесятые годы, так или иначе, обязана своим происхождением именно этому стишку.

Ну а если глубже – так и вообще многие «барды» оказываются в некотором смысле «литературными внуками» Киплинга. Прежде всего повлиял он на Александра Галича. Ну, вот хотя бы – первое, что вспоминается – «Поколение обречённых» с его особым подходом к солдатской теме.

Но задул сорок первого ветер –
Вот и стали мы взрослыми вдруг,
И вколачивал шкура-ефрейтор
В нас премудрость науки наук…
…………………………………..
Что же вы присмирели,задиры?!
Не такой нам мечтался удел:
Как пошли нас судить дезертиры,
Только пух, так сказать, полетел.
«Отвечай, солдат, как есть, на духу…»


Это стихотворение могло бы вполне оказаться среди «Казарменных баллад». Перекликается с Киплингом и баллада «Ночной дозор» (о марше памятников Сталину по спящей Москве), и, конечно же, «Мы похоронены где-то под Нарвой», и «Ещё раз о чёрте». Ещё ближе к Киплингу поздний «Марш мародёров» (тут даже название намеренно взято Галичем прямо киплинговское!)

Упали в сон победители, и выставили дозоры,
Но спать и дозорным хочется. А прочее - трын- трава!
И тогда в покорённый город вступаем мы, мародёры,
И мы диктуем условия и предъявляем права!
(Слушайте марш мародёров - скрип сапогов по гравию)
Славьте нас, мародёров, и весёлую нашу армию…


О балладе «Королева материка» Галич говорил, что без влияния Киплинга он бы её не написал... Вот начало этой баллады:

Когда затихает к утру пурга.
И тайга сопит как сурок,
И ещё до подъёма часа полтора.
А это немалый срок,
И спят зека как в последний раз –
Натянул бушлат – и пока,
И вохровцы спят как в последний раз –
Научились спать у зека…


Или вот ещё оттуда:

А это сумеет любой дурак:
Палить в безоружных всласть,
Но мы-то знаем, какая власть
Была и взаправду власть,
И пускай нам другие дают срока,
Ты нам вечный покой даёшь,
Ты. Повелительница зека,
Ваше Величество Белая Вошь,
Королева Материка!


Галич читал Киплинга в подлиннике, говорил мне неоднократно, что к Киплингу он постоянно возвращается.

Но часть русских поэтов, не читавших по-английски, подпадали под влияние Киплинга (да простится мне невольный и корявый каламбур!) через посредство посредственных переводов!

У не владевшего английским Булата Окуджавы появляются строчки:

Не бродяги, не пропойцы
За столом семи морей…


Свою вторую знаменитую книгу Киплинг назвал «Семь морей».

А про стихотворение «Вы слышите, грохочут сапоги» Окуджава говорил, что оно как-то странно слепилось из киплинговской «Пыли»

Да и другие окуджавские стихи о войне заставляют вспомнить Киплинга:

А что я сказал медсестре Марии,
Когда обнимал её:
А знаешь, ведь офицерские дочки
На нас, на солдат, не глядят...


Кстати, Томми Аткинс, видимо, точно так при случае и сказал своей девчонке…

Можно вспомнить ещё и «Простите пехоте»:

Нас время учило
Живи по привальному, дверь отворя,
Товарищ мужчина,
А всё же заманчива должность твоя,
Всегда ты в походе...


А Высоцкий? Ну, тут и цитировать не надо. Половина всех песен его, наверное, тем или иным концом упираются в киплинговские стихи.

А многие из второстепенных «бардов» черпали свою образность уже не прямо у Киплинга, а у Галича, Высоцкого, Окуджавы, для которых Киплинг так много значил...

Так что весьма пёстрая поэзия всего советского периода бесспорно должна быть благодарна Редьярду Киплингу.

(продолжение в сл. посте)
Tags: Киплинг
Subscribe

  • (no subject)

    Дерек Уолкот умер 17-го марта. *** I cannot remember the name of that seacoast city, but it trembled with summer crowds, flags, and the fair with…

  • (no subject)

    фото mbla [19 May 2007| 10:56pm] Из Дерека Уолкота *** После чумы – городская стена, запёкшаяся коростой мух, дым – амнезия…

  • Дерек Уолкот 25

    Дерек Уолкот 24 - щёлкайте по этой строчке 32. Чайка. Она возвращается к прежней роли. Ветер хлопает рваными крыльями сцены среди облетевших…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • (no subject)

    Дерек Уолкот умер 17-го марта. *** I cannot remember the name of that seacoast city, but it trembled with summer crowds, flags, and the fair with…

  • (no subject)

    фото mbla [19 May 2007| 10:56pm] Из Дерека Уолкота *** После чумы – городская стена, запёкшаяся коростой мух, дым – амнезия…

  • Дерек Уолкот 25

    Дерек Уолкот 24 - щёлкайте по этой строчке 32. Чайка. Она возвращается к прежней роли. Ветер хлопает рваными крыльями сцены среди облетевших…