tarzanissimo (tarzanissimo) wrote,
tarzanissimo
tarzanissimo

Categories:

ДВЕ ПЕСНИ ЖОРЖА БРАССЕНСА

Пока очередная статья ещё не готова, помещаю два перевода песен Брассенса.
Тем более что кто-то недавно в ЖЖ сетовал, что вот современных поэтов мало переводят...

ЗАВЕЩАНИЕ

Я словно ива загрущу,
Когда Господь, отмерив дни,
Мне скажет, хлопнув по плечу:
— Так есть ли Я? Пойди взгляни!
Тогда поминки справлю я
По всем на свете – пей до дна! –
Ещё стоит ли та сосна,
Что мне на гроб пойти должна?

Я б на кладбище в этот раз
Кружной дорогой зашагал,
Я просачкую смертный час,
Как раньше в школе сачковал.
Пускай меня ханжа любой
Последним психом назовёт,
Пускай ворчит – я в мир иной
Отправлюсь задницей вперёд!

Но до того, как флиртовать
В аду с фантомами блядей,
Ещё подружку бы обнять,
Ещё залезть под юбку ей,
Ещё раз ей "люблю" шепнуть,
Глаз не сводя с её лица,
И хризантему протянуть:
Что ж, это – роза мертвеца!

Пусть Бог внушит моей жене,
Что я всегда был верный друг,
Чтоб уронить слезу по мне,
Ей не понадобится лук…
И лучше б муж её второй
Был точно роста моего,
Чтобы пиджак потёртый мой
Налез, не лопнув, на него.

Моё вино, мою жену
И трубку я отдать готов,
Но пусть – иначе прокляну! –
Не трогает моих котов!
Хоть был я человек не злой,
Но чуть обидит одного –
Тотчас же грозный призрак мой
Придёт преследовать его!

Вот желтый лист упал во прах,
И завещанье надо спеть.
Пускай напишут на дверях:
"Закрыто. Перерыв на смерть."
Зато уж от больных зубов
Меня избавит смертный сон…
Заройте без надгробных слов
В могиле братской всех времён



…И МЕДНЫЕ TPYБЫ

Я сторонюсь всего, что шумно и публично,
Живу себе в тени, почти что буколично,
Я славе не хочу платить собой оброк,
На лавровых венках я дрыхну как сурок.
А мне твердят кругом – раз у тебя есть имя,
То ты в большом долгу перед людьми простыми,
Чтоб славу поддержать, мол, выстави на свет
Все потроха свои и каждый свой секрет.

О, трубы
Славы стоустой!
А проку
От вас не густо…

Могу ли я забыть простую осторожность,
Хотя реклама мне охотно даст возможность
Подробно рассказать о том срываньи роз,
При коем так важна экстравагантность поз.
Но если рассказать, какие Пенелопы
Когда и где и как мне подставляли попы,
О, сколько на земле прибавится блядей,
И сколько пуль схвачу я от своих друзей!

Эксгибиционизм претит моей природе,
Болезненно стыдлив я при честном народе:
Известную деталь не видит взор ничей
Помимо баб моих или моих врачей.
Я вовсе не хочу бить в барабаны хером,
Чтоб выбить гонорар досужим хроникерам,
Мне вовсе ни к чему искать скандальных сцен,
Как флаг перед толпой вздымая старый член.

Одна из светских дам ждала меня нередко
В своем особняке на шелковой кушетке,
И – что rpexa таить – принес я от нее
В известных волосах известное зверье.
Но кто мне право дал для шума и рекламы
Так посяrать на честь прекрасной этой дамы,
Чтоб в чей-то микрофон рассказывать о ней:
Сама маркиэа Эн мне напустила вшей!

На небе ложе мне почти уже готово –
Не зря отец Дюваль свое замолвил слово.
Друг другу мы грехи привыкли отпускать –
Ему к лицу «аминь», а мне – «ебёна мать»…
Но разве стану я писать во все газеты,
Что раз его застал я у моей Лизетты.
Под пение псалма – не вру, чтоб я оглох! –
В тонзуре у него она искала блох!

Но с кем же, чёрт возьми, я должен спать отныне,
Чтоб развязать уста бессовестной богине?
Гитару прочь с колен – и стану знаменит,
Любой кинозвездой гитару заменив!
Чтоб возбуждать толпу и журналистов тоже,
Которая из звезд мне одолжить предложит
Свой популярный круп, а может быть, как знать
В придачу две горы, чтоб альпинистом стать?!

Трубили бы вовсю, наверно, трубы славы,
Когда бы я болтал налево и направо,
И бедрами качал, как та мадмуазель,
И тут же удирал стыдливо, как газель…
Но непонятно мне, скажу вам между нами,
Зачем играть в любовь, переменясь ролями?
Тем более – сей грех немного славы даст:
Давно уж не в цене банальный педераст.

Есть тысяча один рецепт и кроме этих
Для тех, кто хочет фи-гурировать в газете,
Я ж для людей пою, а если не хотят –
Все песни я готов заткнуть в гитару взад!
Мне вовсе ни к чему блестящая обуза,
Я песенки пою, почесывая пузо,
И славе не хочу платить собой оброк:
На лавровых венках я дрыхну, как сурок.

О, трубы
Славы стоустой!
А nроку
От вас не густо…
----------------------------------------

Я когда-топеревёл эти песни с намерением продолжить работу над Брассансом...
Но пока так и не собрался...

А вот Марк Фрейдкин сделал примерно половину его песен, и блестяще.
Кто хочет всерьёз прочесть великого французского шансонье,
читайте его у М.Фрейдкина!
А лучше - найдите и послушайте как Фрейдкин поёт его !
Tags: переводы, стихи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments